Deutsche Welle: Реформа в Киргизии не вызвала оптимизма на Западе

Deutsche Welle: Реформа в Киргизии не вызвала оптимизма на Западе
После киргизской «тюльпановой революции» на Западе возникли ожидания демократических перемен. Они связывались с приходом к власти оппозиции во главе с Курманбеком Бакиевым. Но сейчас эти ожидания не оправдываются.

Deutsche Welle, Виталий Волков

Президент Киргизии Курманбек Бакиев провел масштабную перестройку системы государственного управления. В частности, ряд министерств и ведомств, в том числе служба, ведающая национальной безопасностью, выведены из под контроля правительства и отданы в ведение аппарата президента, а министров обороны, государственной безопасности, иностранных дел и внутренних дел назначает сам президент республики. В парламенте сокращено число комитетов. Для управления так называемыми инвестиционными проектами, связанными со значительным финансированием, создан новый орган – Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ). Его возглавил сын президента Максим Бакиев. Как на Западе отнеслись к реформе, проведенной Курманбеком Бакиевым?

Ожидания и обещания

В интервью Deutsche Welle эксперт по Центральной Азии из Бременского университета Беате Эшмент (Beate Eschment) напомнила, что фундаментальная административная реформа относится к числу обещаний, данных президентом Бакиевым нынешним летом перед выборами.

«Были люди, которые всерьез верили в то, что этот шаг имеет под собой положительное намерение сократить и сделать более эффективным управленческий аппарат, — говорит Эшмент. — Но произошло совершенно другое, то есть, собственно, то, чего и следовало ожидать: Курманбек Бакиев использовал эту реформу для расширения своей власти».

Во-первых, отмечает эксперт, Бакиев создал структуры, через которые он может осуществлять свою власть в большей мере, чем раньше – так, силовые министерства теперь подчиняются президенту. Во-вторых, в новых структурах президент может на свой манер назначить кадры и посадить там своих сторонников и в первую очередь членов семьи. «Таким образом он сделал решающий шаг к тому, чтобы обезопасить режим своей власти», — полагает Беате Эшмент.

Другой немецкий эксперт, Михаэль Лаубш (Michael Laubsch), говорит, что в самом общем виде идеи реформы административной системы и правительства вроде тех, которую представил президент Курманбек Бакиев, уже встречались в инициативах лидеров Туркмении и Узбекистана. Их суть — усиление контроля над всеми государственными органами со стороны президентского дворца, поэтому, по мнению эксперта, они не оправдывают тех надежд, которое после «тюльпановой революции» связывались с возможностью ослабления контроля со стороны узкой властной элиты и с усилением контрольных функций парламента.

Эксперт: страна не оправдала надежд

И это главный аспект, который должен вызывать озабоченность у наблюдателей: страна, которая еще несколько лет назад вызывала наибольшую надежду на мирную трансформацию такого рода, теперь конструирует государственный аппарат, который, в определенных частях, выглядит более авторитарным, нежели это было во времена Аскара Акаева», — отмечает Лаубш.

В какой мере последние события в Киргизии – реформа административной системы, кадровые назначения, ослабление роли парламента в целом и влияния там оппозиционных партий – находят отражение в политике, которую Запад проводит в регионе? Михаэль Лаубш в интервью Deutsche Welle высказал мнение, что Запад, будь то Евросоюз или США, пока не имеют в своем распоряжении концепции, как обходиться с новыми политическими реалиями в республике.

Евросоюз однозначно видит в качестве приоритета в Центральной Азии энергетические интересы, и тут Киргизия не играет столь большой роли. Однако Европа достаточно заметно участвует в оказании финансовой помощи Киргизии, фокусируя внимание на возможных внутренних конфликтах этнического характера, особенно на юге страны.

«США видит ситуацию совершенно иначе. У них есть ясный геостратегический интерес в Киргизии, и на перемены в республике в Вашингтоне наверняка обратят особое внимание, причем не только в свете своего военного присутствия на базе в Манасе, но и с точки зрения возможного роста экстремистских настроений в Ферганской долине. Я полагаю, Западу следует также обратить особое внимание на те связи, которые имеются между коррупцией, отмыванием денег, и механизмами прямого политического влияния в этой стране. Эта опасность должна быть распознана на Западе и на нее должна быть найдена реакция», — говорит Михаэль Лаубш.

Сын президента

Издание американского аналитического центра Фонд Джеймстаун — Jamestown Eurasia Daily Monitor — опубликовало статью, в которой особое внимание уделено назначению на пост главы ЦАРИИ сына президента Максима Бакиева. Издание говорит о том, что после того, как Аскара Акаева в президентском дворце в Бишкеке сменил Курманбек Бакиев, его сын Максим стал неформально контролировать основные национальные предприятия, в том числе связанные с управлением водными ресурсами и гидроэнергетическими объектами.

Издание отмечает, что с назначением на пост главы ЦАРИИ у семьи Бакиевых появляется, помимо прочего, рычаг регулирования внешнего финансирования организаций неправительственного сектора. Как Запад будет выстраивать отношения с новой структурой — ЦАРИИ?

«Тут пока нет конкретных планов и конкретного анализа со стороны западных стран, — говорит Михаэль Лаубш, — Пока я слышал о том, что тема агентства по развитию, которое возглавил Максим Бакиев, вызывает определенную озабоченность потому, что такая теоретически важная организация опять же полностью отдана под контроль семьи президента. На Западе известно, что сын президента Бакиева в прошлом, так скажем, имел весьма значительные собственные экономические интересы. И на Западе, естественно, видят опасность того, что инвестиционные средства, которые идут с Запада в Киргизию, попадают под контроль президентской семьи».

Немецкий эксперт отметил, что в предстоящие два-три года, согласно планам инвесторов, эти средства должны были усиленно поступать в Киргизию для снижения конфликтного потенциала в водоснабжении Центральной Азии, что западными странами оценивается как один из главных среди факторов риска в регионе.

Деньги Запада могут быть перенаправлены

Как возможное следствие, эти деньги в будущем будут перенаправлены не в Киргизию, а в соседние страны. Это зависит от того, как поведет себя сама Киргизия. Тем более, что Запад наблюдает с определенной озабоченностью за тем, что деятельность агентства по развитию тесно связана с приватизацией. Это, с точки зрения западных представлений, вроде бы хорошо, но в данном случае приватизация означает, что отданное в частные руки опять же попадает в руки президентской семьи. Инвестиционные программы на Западе всегда находятся под сильным государственным контролем, но в случае с Киргизией мы говорим не о контроле государства. А о контроле со стороны семьи президента», — отметил Михаэль Лаубш.

По мнению эксперта по Центральной Азии из Бременского университета Беаты Эшмент, если действительно ситуация будет развиваться так, как это выглядит сейчас, то «Максим Бакиев практически станет самым влиятельным финансистом страны, поскольку все иностранные средства, причем не только инвестиционные деньги, но и деньги, выделяемые на помощь республике, будут проходить через его агентство, и, таким образом, он может говорить, кто получит деньги, а кто — нет. Если он это будет делать так, как, собственно, этого можно ожидать, вкладчики денег и доноры должны будут соответствующим образом на это реагировать».


\"infox.kg\"разделы\"информационный

Категории новости